historian_1984 (historian_1984) wrote,
historian_1984
historian_1984

Category:

Мой дом - моя крепость

          Благодаря предыдущим статьям мы смогли представить, как выглядели мастеровые и солдаты петровского Петербурга. Мы также выяснили, как выглядели их основные ежедневные занятия - строительные работы (для тех, кто сомневается, что именно стройка, а не военные упражнения была главным занятием солдат, советую обратиться к предыдущему посту «Военная столица»). Главные строительные работы проходили на территории Петропавловской крепости, поэтому именно она пока оставалась в центре нашего внимания.

            Количество мастеровых и торговцев с семьями составляло не менее 40% населения[1]. Количество солдат в городе значительно изменялось в течение рассматриваемого периода (1716-1722 гг.). На постоянной основе здесь размещалось 4 пехотных полка (5,5 тыс. человек). Кроме того, в Петербург постоянно прибывали новые полки для временного расквартирования, другие покидали город. В общем, можно считать, что в среднем солдат в Петербурге было около 10 тыс. человек. При численности населения около 20-30 тыс. человек, это составляло не менее трети[2]. Т.е. к настоящему моменту мы можем представить себе облик и основные занятия ¾ населения Петербурга.

В 1716-1718 гг. к ним присоединяются ещё не менее 10 тыс. человек временных работников, которых на 3 месяца приводили со всей страны на строительные работы в Петербург, а затем отправляли назад (если они выживали, конечно). С 1719 г. от такой формы принудительного труда полностью отказались.

Как мы понимаем, эти ¾ населения должны были где-то жить. Их дома почти никогда не появляются на изображениях эпохи. Но именно они формировали большую часть петровского Петербурга. Как же выглядел непарадный Петербург?

Начнём с самого неприятного для нашей столичной гордости. Это жильё «мастеровых невечного житья», т.е. тех самых 10 тыс. человек, которые перестали прибывать в город к 1719 г. Их жильё в разрезе выглядело так:

 

Землянка строителя. Реконструкция. ГМИ СПб

               Мы видим землянку с деревянным помостом, которую можно было отапливать по-чёрному при помощи открытого костра, постоянно опасаясь пожара. Впрочем, вспоминая палаточный лагерь на военных сборах в Каменке, понимаю – так жить можно.

«Мастеровые вечного житья» и мелкие торговцы жили чуть лучше. Зарубежный путешественник сообщает, что их «дома целиком деревянные, из уложенных друг на друга бревен, изнутри более или менее ровно обтесанных топором, а снаружи нет. Крыши — из тонкой еловой щепы или дранки длиной 10 — 12 футов, выложенных в ряд и закрепленных несколькими поперечными рейками». Таким образом, это были традиционные русские избы.

 

Внутри изба выглядела таким образом:

 

Лепренс Ж.Б. "Внутренность русской избы ночью"/ Брук Я.В. У истоков русского жанра. XVIII в. М., 1990. Илл. 68.

               Хотя приведённые изображения и относится к более поздней эпохе (сер. XVIII в.), тем не менее они в полной мере соответствуют описанию путешественника 1720 г.:

«В доме обычно только одна комната, в которой стоит большая четырехугольная, а вверху плоская печь; в ней они и зимой, и летом варят, пекут и жарят, а также спят в ней и наверху на ней. Вместо окон у них не что иное, как несколько отверстий, прорубленных в стене, перед ними сделаны доски, которые можно надвигать и сдвигать, тем самым делая [внутри] светло или темно. У тех, кто претендует на некоторую зажиточность, бывает маленькое, шириной в пару ладоней, окошечко из слюды. У других [жителей] вставленные в окна рамы заклеены кусками бумаги или старыми прокопченными холщовыми тряпками, либо свиными пузырями, чтобы зимой какой-то свет проникал в комнату. Постелей они не знают, а, укрываясь, обходятся тряпьем и своей обычной одеждой. Обычно же они укладываются, натопив как следует комнату, на упомянутую большую печь или на лавки вокруг нее, а чаще всего — на доски. Несколько досок (причем каждая отдельно) у них закреплены наверху, под потолком, или за оба конца подвешены на веревке. Несмотря на то, что эти доски не шире одного фута или самое большее 15 — 16 дюймов, и следовало бы полагать, что люди во сне должны падать и ломать себе шеи, однако таких примеров нет, а они лежат там так спокойно, словно в широкой французской кровати с балдахином.

Я часто с удивлением замечал, что хотя на этих досках, находившихся выше моей головы, забираться на которые надо было по приставным лесенкам, лежало вокруг 16 — 20 человек, ни один из них не свалился вниз и даже ни разу не перевернулся, а улегшись, они сладко спали на одном месте.

Вместо свечей они жгут тонкие еловые лучины, которые вставляют в щель в стене или в печи, а также очень часто просто берут в рот; поскольку же их дела не особенно сложны, то они вполне могут заниматься ими [при таком свете].

Двери же в их домах и комнатах настолько низки, что входить внутрь приходится с истинным уважением, то есть сильно наклонившись, если не хочешь разбить голову. Для этого необходимо принять особую позу, как у выходящего на сцену арлекина, ведь порог двери, по крайней мере, на два фута выше земли, а дверь редко выше трех футов, и поэтому приходится сначала высоко поднимать ногу и одновременно протискивать сильно наклоненную голову. Не только получается странная поза, но, бывает, и вваливаются кувырком через голову»[3].

Многочисленные солдаты жили в тех же избах, имея статус расквартированных. Подчас в один дом к хозяину поселяли десяток солдат, некоторые из которых обзаводились семьями.

Унтер-офицеры, зажиточные торговцы и мастеровые-предприниматели могли позволить себе отдельный дом. Он обыкновенно был построен по типовому проекту. Даже если дом был деревянным, его приходилось обмазывать известью и красить. Мазанки в таком случае внешне ничем не отличались от деревянного дома.

Образцовый дом для "подлых". Реконструкция. ГМИ СПб

В доме обычно бывало несколько комнат, вход в которые был через сени.

 
                    Типовая мазанка. План. Фасад. Разрез. Нач. XVIII в. Копия. ГМИ СПб

Стены обивали и потолок холстом и белили. Освещалось помещение при помощи свечей в стенниках и канделябрах. В окна с частым переплётом вставлялись небольшие куски «лунного» стекла. Украшать интерьер могла импортная мебель и печи, покрытые изразцами.  4] Интерьер вполне мог напоминать т.н. "столовую" Домика Петра I. Напомню, что эта экспозиция представляет собой реконструкцию, составленную из мебели и предметов начала XVIII века, поскольку от первоначального домика Петра остались только объёмы помещений.


                   "Столовая Петра I". Музей "Домик Петра I"

             Так выглядело большинство жилищ петровского Петербурга. Неправда ли они сильно отличаются от Меншиковского и Летнего дворцов, по которым обычно создаётся впечатление об интерьере Петровской эпохи. Нет ничего удивительного, что иностранцы замечали: русские не являются домоседами.

 

Юрий Нежинский ©



[1] Луппов С.П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII в. М.-Л., 1957. С. 32, 33, 35

[2] Подсчёты приведены на основании данных Е. Анисимова и И. Кириллова: Анисимов Е.В. Петербург времён Петра Великого. М., 2008. С. 362; Кириллов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства. М., 1977. С. 46.

[3] Вебер Ф.Х. Преображённая Россия/ Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л., 1991. С. 107

[4] Там же. С. 122-123

Tags: Петровский Петербург, дом, дом мастерового, дом простолюдина, землянка, интерьер, помещение
Subscribe

  • Военная столица

    В предыдущих статьях мы выяснили, что самой популярной профессией петровского Петербурга была профессия строителя. Мы представили, как выглядели…

  • Что нам стоит дом построить?

    В предыдущих статьях мы выяснили, что Петропавловская крепость в петровское время представляла собой обширную стройку. Поэтому чаще всего здесь…

  • Великая ложь нашего времени: Петропавловская крепость

    Часть третья: как сбежать из крепости В предыдущих статьях мы подробно рассмотрели облик Петропавловской крепости на период около 1720 г.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments